Русалочка

Корабль в открытом мореДалеко в море вода синяя-синяя, как лепестки самых кра­сивых васильков, и прозрачная-прозрачная, как самое чистое стекло, только очень глубока, так глубока, что никакого якор­ного каната не хватит. Много колоколен надо поставить одну на другую, тогда только верхняя выглянет на поверхность. Там на дне живет подводный народ.

Только не подумайте, что дно голое, один только белый песок. Нет, там растут невиданные деревья и цветы с такими гибкими стеблями и листьями, что они шевелятся, словно живые, от малейшего движения воды. А между ветвями снуют рыбы, большие и маленькие, совсем как птицы в воздухе у нас наверху. В самом глубоком месте стоит дворец морского царя — стены его из кораллов, высокие стрельчатые окна из самого чистого янтаря, а крыша сплошь раковины; они то открываются, то закрываются, смотря по тому, прилив или отлив, и это очень красиво, ведь в каждой лежат сияющие жемчужины и любая была бы великим украшением в короне самой королевы. Читать далее Русалочка

Младший брат Абоковых

Голубой скакун мчался словно огоньДавным-давно, говорят, жили на свете шесть братьев Абоковых. Пятеро старших были смелые джигиты, а шестой – смирный да тихий. Кроме своих шести сыновей, воспитал их отец ещё и приёмыша – осиротевшего сына одного князя, бия.

Старшие братья славились храбростью: они бесстрашно сражались со злыми эмегенами, которые не давали покоя народу той страны: угоняли скот, пожирали людей и держали всех в постоянном страхе. А смелые братья выходили против них, отнимали награбленное добро и возвращали людям. Но эмегены были сильные противники. Одного за другим убили они пятерых братьев. Остались в живых только младший брат – скромный мальчик, которого почему-то считали дурачком, да приёмыш – сын бия. Читать далее Младший брат Абоковых

Заяц и Гиена

ЗаяцВ давние времена Заяц и Гиена были большими друзьями. Однажды решили они пойти поработать у одного крестьянина. Много дней трудились они на его полях, а как только окончилась пора дождей, крестьянин рассчитался с ними. Вместо денег он дал им корову и быка. При дележе Заяц уговорил Гиену взять себе быка, а корову оставил себе. Всякий раз, когда Гиена приходила к Зайцу в гости, он угощал ее вкусным свежим молоком. Однажды Заяц сказал приятелю:

— Когда бы ты ни пришел ко мне в гости, я всегда тебя потчую молоком, а у тебя в гостях мне ничего не достается. Несправедливо это. Читать далее Заяц и Гиена

Лесная старуха

СтарухаТам, где светлый ключ не умолкает, где молодые лиственницы нежно зеленеют, где две кукушки звонко кукуют, кому долгую жизнь обещая, кому близкую кончину предсказывая, жили в ветхом аиле пожелтевшие, словно дымом прокопчённые, старик и старуха.

Детей своих они вырастили, сыновей на дальние кочевья благословили, дочерей замуж выдали, сами вдвоём здесь остались. Ни сундуков с добром, ни табунов, ни рогатого скота у них не было. Всё хозяйство — одна безрогая корова. Читать далее Лесная старуха

Неблагодарный богач и великодушные звери

ЖемчужинаВозвращался однажды с базара бедный горец. Дорога шла через густой лес. Незаметно стемнело, и путник ускорил шаг.

Вдруг он услышал крики о помощи. Вскоре бедняк подошел к глубокой яме, откуда раздавались крики:

— Помогите, помогите мне!

Бедняк узнал аульского богатея и спросил:

— Как я могу помочь тебе? Читать далее Неблагодарный богач и великодушные звери

Ганс Чурбан

Старый деревянный башмакСтарая история, пересказанная вновь

Была в одной деревне старая усадьба, а у старика владельца ее было два сына, да таких умных, что и вполовину было бы хорошо. Они собирались посвататься к королевне; это было можно,— она сама объявила, что выберет себе в мужья чело­века, который лучше всех сумеет постоять за себя в разговоре.

Оба брата готовились к испытанию целую неделю — больше времени у них не было, да и того было довольно: знания у них ведь имелись, а это важнее всего. Читать далее Ганс Чурбан

Аладин

Кони на лугуДавным-давно жил в одном ауле старик, присматривал он за табунами князя. И был у старика сын Аладин. Имели они в хозяйстве одного коня. Каждый день Ала-дин отправлялся с ним на водопой. А колодец был далеко от аула. Съезжались туда на своих конях все юноши из разных аулов и по пути устраивали скачки.

Конь Аладина всегда был последним, и Аладин очень стыдился этого. Наконец не стерпел юноша и пожаловался отцу Читать далее Аладин

Как вождь Паук попал впросак

Паук на камнеВ незапамятные времена, сказывают, Паук был верховным вождем и западных земель, и восточных. Земли эти невозможно было охватить глазом, и подданных у Паука было видимо-невидимо. Большая требовалась мудрость и смекалка, чтоб такими землями править и подданных ублажать.

Однажды ясным утром проснулся вождь Паук и направился к большому камню, что лежал возле дома. Паук любил посидеть там утром, погреться на солнышке, размять затекшие ноги — словом, набраться сил и спокойствия для дневных трудов. Тем временем он зорко посматривал по сторонам — не идет ли кто со своей бедой. Читать далее Как вождь Паук попал впросак

Ер-боко-каан и сирота Чичкан

Медведь великанДавным-давно на холмистом Алтае жил Ер-боко-каан. Скота у него, как муравьев в муравейнике: хоть три дня считай — не сосчитать. Добро его ни в какой шатёр не спрячешь: сундуки вокруг стойбища, славно горы, половину неба закрыли.

Сам Ер-боко-каан толстый был, как старый кедр,— в четыре обхвата. Глаза его запухли, будто веки пчёлами ужалены, губы лоснились от жирной пищи. Бока его ночью на мягком мехе нежились. Днём Ер-боко-каан надевал шубу, крытую чёрным шёлком, на поясе нож в золотых ножнах, кисет, шитый синим бисером. Ноги обуты в красные кожаные сапоги, на голове высокая соболья шапка с серебряной кистью. Читать далее Ер-боко-каан и сирота Чичкан

Лиса и верблюд

ВерблюдОднажды, когда верблюд мирно щипал траву, к нему подошла лиса.

— Эй, горбатый! Как ты смеешь пастись на моих землях? Немедленно убирайся отсюда!

— Да почему же эта земля твоя? — рассердился верблюд.

— А потому, что она перешла ко мне в наследство от отца, а к тому — от деда. Если ты не веришь, то позовем свидетеля, — и лиса позвала волка. Читать далее Лиса и верблюд