Джигит

Хитрый гость

В одном ауле жил бай. По всему Карачаю шла молва о его красавице дочери. А ещё много рассказывали о его жадности. Даже гостю – а по обычаю горцев гостю положено самое лучшее угощение – бай ставил такую еду, какую самый бедный человек постыдился бы поставить.

Был в соседнем ауле один юноша – звали его Азрётом,– находчивый и остроумный. И решил он проучить жадного богача.

Однажды вечером подъехал Азрет к байскому двору и, как положено гостю, крикнул:

– Эйт!

Выбежала навстречу ему красавица, единственная дочь бая, проводила в кунацкую – комнату для гостей.

Бай велел отнести гостю чашку воды, да кусок лепёшки, да соли щепотку.

Принесла дочь бая воду, соль и лепёшку на подносе, поставила перед юношей. А потом приготовила ему постель.

– Как поешь, отдохни с дороги.

Сказала и ушла. А гость думает: «Посмотрю-ка я, какой ужин готовят для самого бая!»

Подошёл он к комнате, где находились хозяева, заглянул в окошко. И что бы вы думали? Видит Азрет: хозяин баранью голову смолит, хозяйка колбасу – жёрмё начиняет, а дочка гуся жарит!

Тут же открыл Азрет дверь и вошёл в комнату. Растерялись хозяева, но успели припрятать всю еду. Хозяин на баранью голову уселся, хозяйка – на миску с колбасой, дочь – на гуся. Гостя тоже посадили.

Сидят все и молчат.

Тут гость сказал, обращаясь к хозяину:

– Почтенный бай! Скучно мне стало в кунацкой, захотелось рассказать тебе, что сегодня приключилось со мной в дороге.

– И что же с тобой приключилось? – сердито спросил бай.

– Так вот слушай! Ехал я к вам сегодня и встретил на обочине дороги диковинную змею. Голова у той змеи была не меньше, чем баранья голова, на которой ты сидишь. Отрубил я голову той змее, а змея как ударит меня своим хвостом! Я едва с коня не свалился. И, поверишь ли, хвост у змеи был такой же толстый, как жёрме, которую прячет твоя хозяйка. Поддел я змею палкой и убрал прочь с дороги. А если я вру, пусть ощиплют меня, как того гуся, которого спрятала твоя дочка!

Что было делать баю? Пришлось ему поставить перед Азрётом и варёную баранью голову, и колбасу, и жареного гуся.

Хозяйка и глазом моргнуть не успела, как на столе остались одни только косточки.

– Спасибо, добрые хозяева, за славное угощение! – сказал Азрет и отправился в кунацкую. А бай говорит жене:

– Совсем я голодным остался. Испеки мне побыстрей пирогов с мясом – хычынов.

Сделала жена бая хычыны, положила их на угли. Вкусный запах пошёл по всему дому. Вот-вот хычыны будут готовы. Вдруг отворяется дверь – стоит на пороге Азрет.

– Ты мне всё равно как родной отец,– говорит он баю.– Не всё я тебе рассказал.

– Давай, давай! – говорит бай, а сам на хычыны поглядывает: боится, как бы их гость не заметил.

– Так вот, слушай! – начал Азрет.– Было нас в семье семеро братьев. Жили мы дружно: вместе работали в поле, вместе праздники справляли. Так было, пока был жив отец. Перед смертью отец завещал нам: «Поддерживайте друг друга, дети, живите в мире и согласии!» Но как только умер отец, всё у нас в доме смешалось… вот так…– Схватил Азрет кочергу и перемешал всё в очаге.

Жена бая только руками всплеснула:

– Ой, чтоб дом твой опустел! Хычыны мои с золой перемешал!

– Прости,– извинился гость.– А я и не знал, что у вас хычыны пекутся! Кушайте на здоровье,– и снова ушёл в кунацкую.

– Вижу, придётся мне ложиться совсем голодным,– сказал бай жене.– Замеси-ка ты мне завтра утром пораньше лепёшку. Как пойдёшь коров доить, положи её на жар. Пока подоишь, она испечётся. А я возьму лепёшку и уйду в степь, будто отары посмотреть, и там её съем.

Едва рассвело, встала жена бая, замесила тесто, а когда пошла доить коров, положила его на жар. Испеклась лепёшка, сунул бай потихоньку горячую лепёшку под бешмет и говорит:

– Пойду отары посмотрю! Азрет тут как тут.

– Ну, спасибо за угощение! Дай,– говорит,– обниму тебя на прощание. Ты мне дороже покойного отца стал! – и принялся крепко-крепко обнимать бая.

– Ой, жжёт! Ой, чтоб жизнь твоя оборвалась! – завопил бай. Пришлось ему вытащить из-за пазухи лепёшку и половину отдать Азрету.

Тут гость увидел у бая плеть и говорит:

– Пора бы мне уже в путь отправиться, да не знаю, как быть: потерял я свою плеть, когда ехал сюда.

«Пусть берёт что хочет,– подумал бай,– только бы поскорее он уехал»,– и отвечает:

– В кунацкой на гвозде висит ещё одна плеть. Пойди передай хозяйке, что я велел отдать её тебе.

Пошёл Азрет в дом и говорит жене бая:

– Твой хозяин отдал мне вашу дочь в жёны. Мы уже обо всём договорились.

Удивилась жена бая: никогда её муж никому горсточки муки даром не дал, а тут единственную дочь отдаёт без калыма – выкупа!

Видит Азрет удивление хозяйки и говорит:

– Если не веришь, то давай у него самого спросим. Вышли они к воротам, и крикнул гость:

– Послушай, бай, не отдаёт она, не отдаёт!

Бай подумал, что жена плеть не отдаёт, и закричал в ответ:

– Отдай её, отдай, только пусть уезжает скорее!

Посадил Азрет дочь бая на своего коня и умчался в свой аул. Вечером спрашивает бай:

– Что это я нашей дочери не вижу? Удивилась жена:

– Ты же сам сказал: «Отдай её, отдай!» Вот я и отдала её этому джигиту.