Сказка про Журавля и хитрую Черепаху

Сказка про Журавля и хитрую Черепаху

Черепаха и журавльГоворят, у животных нет ни разума, ни языка. Как же, скажите, объяснить их хитрость? Ведь они порой будто рассчитают все заранее и наперед знают, чем дело кончится. В нашем народе животных почитают за смекалку. Вы только присмотритесь к петуху и курице с цыплятами на птичьем дворе, к леопарду перед прыжком, ко льву, который вот-вот набросится на свою жертву. А крокодил перед броском, дикий буйвол, затаившийся в тени в ожидании схватки с охотником, слон, настороживший уши,— сколько в них чутья! Все наши сказки — про умных животных. Нам знакомы их повадки, мы можем растолковать, почему они ведут себя так, а не иначе. Подчас и человек не проявил бы большей сообразительности. Не думайте, что все это — досужие разговоры, чтоб потешить народ. Наши старики любят рассказывать ребятишкам про уловки животных, чтобы научить ребят уму-разуму. И чуть ли не каждая наша пословица — о животных.

А сейчас я расскажу вам сказку, очень старую угандийскую сказку. Еще ребенком я слышал про хитрую черепаху и с тех пор никогда не обижал черепах. Когда мне попадается на глаза черепаха, я всякий раз вспоминаю эту сказку.

Однажды Черепаха повстречала Журавля и приветливо спросила:

— Как поживает твоя семья, братец Журавль?

— Спасибо, хорошо. Мать, правда, стареет, то и дело на хвори жалуется, а так все хорошо.

— Тебе не кажется, что она очень растолстела? — спросила Черепаха.— Ест, наверное, много, а это старикам вредно. Моя мать тоже прихварывает, надоело каждый день слушать ее нытье. Она очень тощая и жилистая, хоть и прожорлива. Я тебе вот что хочу предложить. Мы оба голодны. Давай ограбим твою мать и съедим все ее припасы, а завтра ты придешь ко мне, мы ограбим мою мать. Мяса у нее припрятано много, на несколько дней хватит.

— Хорошая мысль,— ответил Журавль.— Я согласен. Пошли. Голод, как говорится, не тетка, а у меня брюхо чаще подводит от голода, чем распирает от сытости.

Забрались злодеи в журавлиное гнездо, унесли все до последней крошки. Узнала мать о предательстве сына и умерла с горя. Когда пир кончился, Черепаха уползла к себе, а Журавль лег спать. Ночью ему стало худо — может, угрызения совести замучили, не знаю, но спать ему не пришлось из-за боли в животе. Всю ночь метался в жару, а после нескольких дней не мог на ноги подняться от слабости.

Черепаха же подползла к дереву, где жила ее мать, и подала условный сигнал:

— Ту-но-но-но!

— О, это мое дитя,— обрадовалась мать и кинула вниз лиану.

Черепаха быстро вскарабкалась в родное гнездо, где мать ждала ее с вкусным ужином.

Через несколько дней Черепаха отправилась к пруду — она любила там купаться — и увидела на берегу Журавля. Он был снова здоров и весело окликнул Черепаху:

— Явилась наконец, пропащая! Я уж давно тебя поджидаю.

— Вот и повстречались,— отвечала Черепаха.— Как здоровье? Соседи сказывали, будто ты приболел, будто мать твоя умерла.

— Теперь поправился. Видно, ворованное не пошло мне впрок: несколько дней животом маялся. А ты, хотел бы я знать, собираешься выполнять уговор?

— Какой уговор? А, про мою старушку?

— Разумеется,— кивнул Журавль.— Я очень голоден.

— Собираюсь, собираюсь. Уговор надо выполнять. Того, кто нарушил клятву, скрепленную кровью, ждет кара. Смерть твоей матери — на моей совести, а за доброе угощение я тебе отплачу сторицей, иначе пусть мой панцирь опустеет. Погоди немного, сейчас приволоку припасы своей старухи.

С этими словами Черепаха скрылась из виду и пробралась в тайник, где заранее припрятала много каучука. Взвалила она его на спину и притащила на берег пруда. А Журавль, стоя на одной ноге, уж предвкушает угощение.

Сбросила Черепаха ношу с панциря и говорит:

— Боюсь, братец Журавль, мясо, что любит моя старуха, придется тебе не по вкусу: слишком жесткое. Я и не думала, что она готовит такое постное мясо. Жира на костях — как у меня на панцире. А впрочем, угощайся! Сама-то я не голодна, только что отобедала.

Оголодавший Журавль не стал привередничать и тотчас принялся за щедрое угощение. Наступил одной ногой на кусок каучука, тянет его, тянет, а каучук выскользнул да хлоп его по голове! Заохал Журавль:

— Ну и желудок у твоей старухи!

— Я так и думала, что мясо будет жестковатое,— ухмыльнулась Черепаха.— Да ты не стесняйся, братец Журавль, ешь на здоровье!

Снова Журавль ухватился за каучук, но чем сильнее он его тянул, тем сильнее удары сыпались на его голову. Левый глаз у него совсем заплыл.

— Хватит с меня! — разозлился Журавль.— Ну и старуха! Ну и мясо!

— Попробуй еще,— подбадривает его Черепаха.— Мало-помалу, говорят, и муха съела коровий хвост. А может, и мягкий кусочек попадется на этот раз.

Журавль поддался на уговоры, вцепился в каучук и изо всех сил дернул головой назад. Каучук снова выскользнул, и Журавль получил такой удар, что как подкошенный упал на землю.

— В чем дело? — притворно удивилась Черепаха.— Мясо, ничего не скажешь, жесткое. Наша семья вообще славится жадностью: жесткое мясо дольше лежит в желудке, стало быть, и сытнее. Отведай мясо моей старухи, братец Журавль, вот увидишь, оно тебе понравится.

— Надоело мне твое угощенье! Сама ешь. Больше не притронусь к этой падали.

— Не притронешься? — огорчилась Черепаха.— Ну что ж, мне жаль выбрасывать такое хорошее мясо. Может, со временем оно станет мягче.

И они расстались. Черепаха поволокла свою ношу в одну сторону, а раздосадованный Журавль зашагал в другую, озираясь по сторонам — чем бы поживиться? Идет он, идет, а навстречу ему Попугай. Уселся Попугай на ветку и спрашивает:

— Скажи, королевская птица, с каких пор высокорожденные питаются каучуком?

— Что ты хочешь этим сказать? — удивился Журавль.

— Я видел, как ты пытался оторвать кусочек каучука, а когда ушел, Черепаха сказала — она всегда сама с собой разговаривает: «До чего же глуп этот Журавль! Он думает, что я ограбила свою мать. Ха-ха-ха! Вот дурак!» И хохотала, будто хлебнула лишку.

— А разве у Черепахи все припасы целы?

— Целехоньки,— отвечал Попугай. Я видел старуху Черепаху минуту тому назад, когда пролетал над дуплистым деревом. Она ждет не дождется свое чадо. Как только та прокричит свое условное «ту-но-но-но, а-но-но-но, ун-но-но-но», мать сбросит ей лиану.

— Спасибо тебе, Попугай, на добром слове. Когда знаешь, что говорят за твоей спиной, знаешь, что у других на уме. Ласковые речи Черепахи — как трава, что прикрывает ловушку. До свидания, Попугай. Встретимся в следующий раз, будет что порассказать друг другу.

Назавтра Черепаха увидела, что Журавль направляется к ее дому, и вышла ему навстречу.

— Как поживаешь, братец Журавль?

— Так себе, сестрица Черепаха,— отвечает Журавль.— Плохие новости. Брат с сестрой занедужили, вот иду их навестить.

— Ах, ах, вот и у меня брат с сестрой моложе, чем я, а уж такие неженки. Давай сговоримся! — подмигнула она Журавлю.

— Ладно, добрая душа, обдумаю по дороге твое предложение. Завтра утром вернусь, и поговорим о деле.

Расстались они вполне дружелюбно, Черепаха, как обычно, отправилась на пруд купаться, а Журавль пошел дальше — якобы навещать родных.

— Ну, Черепаха, ты мастер на уговоры, но больше ты меня в сети не заманишь, я с тобой расквитаюсь,— прошептал он.

Как только Черепаха отползла подальше, Журавль повернул обратно, подошел к дереву, где жила Черепаха, и прокричал:

— Ту-но-но, а-но-но, у-но-но!

— Это голос моей дочки,— всполошилась старая Черепаха и бросила вниз лиану.

Журавль ухватился за нее и поднялся в гнездо. Старая Черепаха вытянула голову, чтоб поскорей увидеть дочь, но даже не успела поразиться, как та переменилась,— Журавль стукнул ее острым клювом в шею, и старой Черепахе пришел конец. Журавль сбросил ее к подножию дерева и быстро выбрался из гнезда.

В тихом месте за густым кустарником злодей развел костер и кинул в него старую Черепаху. А мясо, припасенное старухой, принес домой и положил тушиться в большой черный горшок.

На следующее утро стоит Журавль на одной ноге у пруда, спрятав голову под крыло, и слышит: ползет по траве Черепаха и горько плачет, приговаривает:

— Ах, моя бедная мать! Убили мою бедную мать! Кто теперь мне поможет!

Журавль, хоть и прикинулся спящим, слышал каждое слово. Черепаха подползла поближе. Тогда он встрепенулся:

— А, это ты, сестрица Черепаха! Как поживаешь? Черепаха опомнилась: она раньше уверяла Журавля, что сама ограбила свою мать, стало быть, его нельзя обвинять в грабеже и убийстве, иначе она, Черепаха, окажется клятвопреступницей. Но в это время из кустов потянуло запахом горелого черепашьего мяса, и она убедилась, что

Журавль обнаружил ее обман и расправился с матерью. Черепаха не выдала себя и как ни в чем не бывало ответила:

— Спасибо, дорогой, неплохо. А как твое семейство?

— Брат с сестрой поправились, добра у них много. Как насчет нового уговора — помнишь, ты предлагала?

— Я готова, братец Журавль, за мной дело не станет. Назначь время.

— Нет времени лучше настоящего. Ступай-ка ты на другой берег, а я приберусь в доме и нагоню тебя.

Черепаха притворилась, что очень рада, и заковыляла по тропинке. Отползла она совсем недалеко и по скверной привычке высказывать мысли вслух забормотала:

— Моя бедная мать! Нет больше моей бедной матери! Злодей, я по запаху догадалась: это ты убил мою мать. Что мне теперь делать?

Подслушал Журавль ее бормотанье, понял, что разоблачен, и стал думать, куда бы перебраться. У Черепахи было много друзей в лесу — зайцы, шакалы, львы, змеи. Если она будет все время лить слезы по матери и причитать, все лесные жители узнают, что он — убийца, и помогут Черепахе разделаться с ним. Думал он, думал и вспомнил про высокое дерево, что росло неподалеку от того, где жила Черепаха. У него был гладкий ствол, на верхушке такого дерева можно свить гнездо и жить себе спокойно. Журавль быстро собрал свои пожитки и перенес их на новое место. На всякий случай он запасся толстыми палками — отбиваться от врагов.

А Черепаха тем временем ползла и громко сетовала на свою судьбу. Выскочил на тропу Кролик. Узнал про черепашье горе, пожалел сироту. А Черепаха повернула дело так, будто уговора между ней и Журавлем и в помине не было, будто Журавль — злодей и убийца и лесные жители должны покарать его.

— Так это Журавль вьет гнездо на высоком дереве неподалеку от твоего дома? — спросил Кролик.

— Гнездо, говоришь, вьет? — встрепенулась Черепаха.— Я ничего не знаю. Мы с ним уговорились встретиться. Значит, он понял, что меня не проведешь, и хочет себя обезопасить. Ты такой умный, Кролик, научи, как мне отомстить за мать.

— Я думаю, есть способ,— поколебавшись, сказал Кролик.— Ступай к горилле Соко. С ним будет нелегко столковаться, но если хорошо заплатишь, он поможет. Соко — самый ловкий из обезьян. Ублажи его, он привяжет лиану к гнезду Журавля. Ты заберешься тайком в пустое гнездо, затаишься и будешь ждать. А вернется Журавль, ты его — хвать!

Такая задумка пришлась по душе Черепахе. После смерти матери у нее осталось много всякого добра, есть чем расплатиться с Соко за услуги. Кролик уговорил Соко помочь Черепахе, и он согласился привязать к гнезду Журавля крепкую ротанговую лиану, которая доставала бы до земли. Взамен он потребовал горшок орехов, десять гроздей сладких бананов, сотню яиц и много другой снеди.

Попугай, большой любитель всяких сплетен, тут же доложил Журавлю про сговор. Журавль решил, что лучше ему отлучиться из гнезда на то время, пока Соко будет крепить лиану. Журавль поручил Попугаю присматривать за домом и известить его, когда Соко закончит работу.

Соко быстро справился со своим делом. Черепаха проверила лиану на прочность и убедилась, что Соко честно отработал свое вознаграждение. Кролик проводил его к дому Черепахи, и она дала ему все, что обещала.

Журавль тотчас же узнал от Попугая, что они ушли, вернулся в гнездо и стал поджидать врага. Черепаха не заставила себя долго ждать. Она подползла к подножию высокого дерева и вскарабкалась вверх по лиане. Только она добралась до вершины, Журавль поднялся во весь рост и огрел ее палкой по спине. Черепаха сорвалась с лианы и без чувств упала на землю.

Опамятовалась она и слышит:

— Ха-ха, сестрица Черепаха! Упала, бедняжка? А помнишь каучук? Помнишь, какой добрый совет ты мне дала? Вот теперь сама попробуй еще разок, попробуй еще разок, сестрица.

— Разве не ты ограбил мою мать? — гневно спросила Черепаха.

— По-моему, это сделала ты сама, выполняя наш уговор! Что ж теперь с меня спрашивать? — возмутился Журавль.

— Я принесла тебе кусок каучука, а не мясо из материнского тайника.

— Ага, значит, сознаешься? Тогда мы квиты. Ты уговорила меня ограбить собственную мать, а сама не сдержала клятву, вот я тебе и помог. Моя мать была мне так же дорога, как тебе — твоя. Теперь мы оба сироты. Свели друг с другом счеты, и хватит враждовать, давай снова будем друзьями.

Черепаха заколебалась, но вспомнила покойную мать, и сердце ее наполнилось горечью и жаждой мести. Она не подала и виду: пусть Журавль думает, что она его простила, а то она никогда не сможет отомстить ему за смерть матери.

— Согласна, братец Журавль,— сказала она.— В знак дружбы позволь мне подняться в гнездо и обнять тебя, либо ты спускайся вниз, и мы пожмем друг другу руки.

— Милости прошу, поднимайся, сестрица Черепаха. Мой дом всегда открыт для гостей.

Черепаха поползла вверх по лиане, но по своей глупой привычке опять стала говорить сама с собой:

— Погоди, братец Журавль, погоди, вот увидишь, хи-хи-хи!

Журавль услышал ее бормотанье и хихиканье и приготовился к встрече. Едва она показалась у гнезда, он крикнул:

— Ну, теперь держись!

Удары градом посыпались на спину Черепахи, потом Журавль принялся охаживать ее палкой по ногам. Не стерпела Черепаха страшной боли, убрала ноги под панцирь и тут же свалилась на землю. Только панцирь и уберег ее от неминуемой смерти.

— Попробуй еще разок, попробуй еще разок, сестрица! — насмехался над нею Журавль.

После второго падения Черепаха долго пролежала в беспамятстве, а когда пришла в себя, крикнула:

— Ах, Журавль, Журавль! Если я еще раз предупрежу тебя об опасности, считай меня дурой! Вчера и сегодня ты праздновал победу, завтра — мой черед.

— Курлы, курлы! — усмехнулся Журавль.— Завтра мое дерево будет стоять на том же месте. Ты сюда дорогу знаешь, а позабудешь — злость подскажет.

Черепаха, переваливаясь, уползла прочь и стала искать Льва. Она так горячо умоляла его наказать убийцу, что Лев разжалобился и сказал:

— В этом деле я тебе не помощник. По закону естества своего я не умею лазать по деревьям. Расскажи про свою беду Шакалу, может, он даст тебе дельный совет.

Послушалась Черепаха дружеского совета, нашла Шакала, рассказала ему свою скорбную историю. Вздохнул Шакал, посочувствовал Черепахе.

— Друг мой,— говорит,— ноги мои быстры, а зубы — остры. Но у меня нет крыльев. Пойди поищи Слона. Он так могуч, что свалит дерево с журавлиным гнездом.

Делать нечего, отправилась Черепаха на поиски лесного великана. Долго бродила по лесу и наконец увидела Слона в тени большого дерева. Черепаха поделилась с ним своим горем и заклинала помочь.

— Бедная маленькая Черепаха,— отвечал добрый Слон,— какая ужасная история! Я и вправду очень силен, но есть вещи, которые и мне не под силу. Журавль свил гнездо на самом большом дереве в лесу. Чтобы повалить такое дерево, нужно потрудиться двадцати слонам. Здесь требуется мудрость, а не сила. Ищи Змею, она тебе поможет.

Пошла Черепаха искать Змею. Весь лес обошла, пока не увидела ее на суку огромного дерева. Змея обвилась вокруг него множеством блестящих колец.

— О Змея,— взмолилась Черепаха,— мы одной крови, ты и я. Я давно ищу тебя, у меня большое горе.— И Черепаха продолжила свой рассказ, проклиная Журавля и взывая о помощи.— Помоги мне покарать убийцу, и ты станешь мне отцом, матерью, братом, сестрой — самой близкой родной душой.

— Хорошо,— молвила Змея неторопливо и рассудительно.— Журавль умрет, а я заключаю с тобой договор — отныне между твоим родом и моим не будет вражды. Иди с миром, участь твоего врага решена.

Когда землю окутала тьма, Змея стряхнула с себя дремоту, развила свои кольца, соскользнула с дерева и бесшумно поползла к дому Журавля. Закручиваясь спиралью, она легко поднялась по гладкому стволу и незаметно подобралась к гнезду. Бедный Журавль крепко спал. Ему снилось, что Черепаха падает с дерева. А в это время Змея оплела хвостом толстую ветку, подняла голову и приготовилась к удару. В мгновение ока она сразила королевскую птицу, и Журавль, взъерошенный и бездыханный, вывалился из гнезда на землю. Змея сползла вниз, зажала Журавля в челюстях, а потом разыскала Черепаху и положила перед ней останки мертвой птицы. Черепаха была счастлива, и они вместе съели Журавля.

С того дня Змея и Черепаха — близкие друзья, и ни одна из них никогда не нарушала договора, заключенного в тот день, когда Черепаха попросила Змею о помощи.

 

Поделитесь с нами впечатлениями

Loading Facebook Comments ...

Добавить комментарий