Алып-манаш и кюмюжек-аару

6

Бело-серый конь ретиво-бодро по долине бежал, чёрные озёра заполняли след его копыт. Низкие холмы мягко копытами отбрасывал конь. Высоким горам на грудь наступая, неутомимо бежал. Он через овраги легко перепрыгивал, через пропасти смело скакал. Едва Алып-манаш восход солнца увидит, конь уже к закату домчит его.

И вот тёмной ночью увидал Алып-манаш огонь больших костров. Жёлтое пламя лизало снеговые вершины, искры взлетали к небу и там вспыхивали и гасли среди звёзд.

Почуяв запах дыма, конь на четыре ноги встал, с места не идёт.

— Эй-ей! — сердито крикнул Алып-манаш.

— Алып-манаш, поверни повод в обратную сторону,— человечьим голосом сказал конь,— много к стойбищу следов идёт, обратного следа не вижу.

— Ты снаружи подстилка, внутри потроха! Умереть ли мне суждено, жив ли останусь, совета у тебя не спрошу.

Конь стоит, будто в землю вросли копыта.

В гневе Алып-манаш был свиреп. Он поводом рот коня до ушей разорвал, он плетью круп коня до кости рассек.

Как орёл взвился бело-серый конь. Он в гору, под гору, как весенний ветер, летел, по долине, как вода, бежал. От слёз бело-серый конь дороги не видел, от обиды мелкой дрожью дрожал.