Алып-манаш и кюмюжек-аару

4

Росла вместе с Алып-манашем сестрёнка милая Эрке-коо. Была у неё любимая подруга Чистая жемчужина — Кюмюжёк-аару, дочь Кыргыз-каана-непобедимого.

И сосватали родители Алып-манашу эту девицу Чистую жемчужину. Однако Алып-манаш костёр с ней вместе разжечь не захотел, в аил к ней не вошёл. Он коня седлает, снаряжается, в дальний путь собирается.

— Чем не хороша тебе Чистая жемчужина? — спрашивает Байбарак-богатырь-отец.

— Чем не угодила тебе Кюмюжек-аару? — спрашивает Эрмен-чечен-мать.

Молча плачет сестра милая Эрке-коо, жалеет она Чистую жемчужину — Кюмюжек-аару.

— Добрые родители, милая сестра,— сказал Алып-манаш,— на дороге моей не стойте, за подол шубы меня не держите. Коню, привязанному к коновязи, прыти своей не показать. Богатырю в своём аиле удалью не прославиться. Медная стрела в колчане зелёной плесенью покрывается, меч, отдыхающий в ножнах, бурая ржавчина ест. Богатырь, у домашнего очага тёплой аракой кровь свою греющий, силы лишается, славу теряет. Пока Ак-каана не одолею, в белый аил к жене не войду, если Эрке-карак-чи не полоню, домой не ворочусь.

Потом Алып-манаш светлое лицо к Чистой жемчужине обратил и молвил:

— С тобой вместе мы дня не прожили, но считай, будто женаты. Старую тебя заботой своей не оставлю, плохо о тебе никогда не подумаю. Хочешь — жди меня, не захочешь — твоя воля. Укорять не стану, неволить тебя не смею.

Подошёл Алып-манаш к бело-серому коню, в седло вскочил, не оглянувшись, ускакал.