Заяц и лев

Заяц и лев

ЗаяцОднажды заяц Сунгура бежал по лесу и увидел на стволе тыквенного дерева большое дупло, где поселились пчелы. «Как бы мне разжиться медком?» — подумал заяц. Эта мысль не оставляла его всю дорогу.

Когда заяц пришел в свою деревню, его окликнула крыса Буку:

— Эй, соседушка, не заглянешь ли ко мне в хижину?

Сунгура охотно согласился. Буку усадила его за стол и стала потчевать кукурузными лепешками. Заяц ел, нахваливая вкусную еду, а потом говорит:

— Мой отец скончался. Он оставил мне в наследство борть с медом. Пойдем, соседка, полакомимся медком.

Крысу не нужно было уговаривать. Сунгура повел ее к тыквенному дереву. Когда они пришли на место, заяц указал на дупло:

— Мед там. Полезли!

Они набрали сухой травы, и вскарабкались на дерево. Устроившись на толстой ветке рядом с дуплом, они подожгли пучок травы, чтобы выкурить пчел. Потревоженные пчелы, жужжа, вылетали из борти.

Только заяц и крыса окунули лапки в золотистый мед, как внизу раздался треск сучьев и появился лев Симба. Увидев, что Сунгура и Буку поедают мед, Симба зарычал:

— Эй вы, кто такие? Заяц шепнул крысе:

— Молчи, соседка. Не отвечай ему. Старый Симба порычит и уйдет.

Но Симба и не думал уходить. Злость обуяла его, он грозно рявкнул:

— Кто такие, я спрашиваю! Отвечайте, не то худо будет.

— Это мы,— пискнула перепуганная Буку.

— А ну, слезайте с дерева!

Сунгура видит, что дело плохо, и решил схитрить.

— Соседка, замотай меня в сухую траву, крикни льву, чтобы посторонился, затем спихни меня вниз.

Буку обмотала зайца травой, крикнула Симбе:

— Посторонись, я скину вниз этот пук сухой травы, а потом спущусь сама.

Симба отошел в сторону, Буку спихнула с ветки зайца. Едва он очутился на земле, как выскочил из травы и был таков. Лев все смотрел на крысу и даже не заметил, что заяц дал стрекача.

— Ну, спускайся же скорее!

Делать нечего, пришлось крысе отдаться на милость льву. Тот придавил Буку лапой к земле.

Как ты посмела без спроса есть мед в моем лесу?

— Я-я не-не виновата,— от страха заикнулась Буку,— это заяц меня подговорил. Он сказал, что унаследовал мед от покойного отца.

— Ах, так! Где он, негодник? Он ведь был с тобой на ветке.

— Но Сунгура же первый спрыгнул вниз. Разве ты его не видел?

— Конечно, нет! — Симба от злости был вне себя. Он стукнул лапой, которой держал Буку, о землю. Едва крыса почувствовала, что ее на мгновение выпустили, она — шмыг в кусты.

— Ну погоди, пройдоха Сунгура, я до тебя доберусь,— пригрозил лев.

Спустя три дня Сунгура навестил своего приятеля черепаху Кобая.

— Покойный тятенька оставил мне в наследство борть с медом. Пойдем полакомимся,— предложил он.

— С удовольствием,— сразу же согласился Кобай. Они пришли к тыквенному дереву, взобрались на ветку возле дупла, выкурили пчел и принялись за еду. Тут возле дерева вновь оказался Симба.

— Эй вы, кто такие? Опять воруете мой мед. Вот я вам! Ну-ка, спускайтесь вниз.

— Умоляю, молчи. Лев скоро уйдет,— шепнул заяц приятелю.

Однако Кобай заподозрил неладное.

— Ты же говорил, что мед твой. Разве он принадлежит Симбе?

Заяц потупил очи.

— Спускайтесь скорее. Не то худо будет,— повторил Симба.

Теперь он во все глаза смотрел на зайца, памятуя, как Сунгура обманул его в прошлый раз. Заяц тем временем подговорил черепаху:

— Обмотай меня сухой травой, крикни Симбе, чтобы посторонился, и спихни меня вниз.

Кобай обмотал зайца травой, но при этом подумал: «Сунгура хочет сбежать, оставив меня на растерзание Симбе. Не бывать этому». Когда все было готово, Кобай спихнул зайца с ветки, но вместо того, чтобы крикнуть льву: «Посторонись!» — крикнул:

— Держи Сунгуру!

Лев только того и дожидался. Он схватил зайца.

— Что мне с тобой сделать? Съем, пожалуй.

— Не ешь меня сразу, я жесткий,— взмолился Сунгура.

— Как сделать тебя мягким? — ехидно спросил Симба. Заяц не растерялся:

— Возьми меня за хвост, раскрути посильнее и ударь оземь. Я стану мягким.

Дельный совет. Симба схватил зайца за хвост и раскрутил его. Но хвост у зайца короткий, лев не удержал его в лапе. Хвост выскользнул — Сунгура был таков! Ищи теперь ветра в поле.

— Опять меня заяц провел. Ну ничего, уж черепаху я не упущу,— утешил себя лев.

Кобай был уже на земле. Симба царапнул когтем его панцирь:

— Твердый ты, черепаха. Как же тебя съесть?

— Очень просто,— засмеялся Кобай.— Кинь меня в грязь и три панцирь лапой, пока он не сойдет.

Симба отнес черепаху к болоту, бросил в грязь и стал тереть. Кобай, конечно, сразу же ускользнул, подсунув вместо себя камень. Симба тер-тер камень, пока до крови не стер лапу. С тем и удалился, решив во что бы то ни стало добраться до зайца. Уж очень он на него был зол.

Симба отправился на поиски Сунгуры. Каждого встречного он спрашивал:

— Где дом Сунгуры?

Никто ему не мог ответить, потому что заяц, опасаясь мести льва, вместе с семьей покинул свой дом, перебрался в другое место. Однако вскоре Симба повстречал шакала, который сказал, что Сунгура поселился на вершине далекого холма.

Симба поспешил туда. На вершине холма он наткнулся на хижину, которую построил Сунгура. Однако в хижине никого не было. «Спрячусь-ка я внутри. Когда заяц с зайчихой вернутся домой, я их сцапаю»,— решил Симба. Так и поступил.

К вечеру Сунгура со своей женой подошел к хижине, не подозревая об опасности. У самого порога он вдруг заметил львиный след.

— Беги скорее в лес, схоронись там. В хижине Симба,— тихонько сказал Сунгура зайчихе.

— Я не оставлю тебя, мой муж,— возразила зайчиха.

— Делай как тебе говорят. Обо мне не беспокойся. Зайчиха убежала, а Сунгура, отступив на небольшое расстояние от хижины, выкрикнул:

— Здравствуй, хижина. Как поживаешь? В ответ — ни звука.

— Странно!— нарочито громким голосом произнес заяц.— Каждый день, возвращаясь домой, я приветствую свою хижину, а она мне отвечает. Должно быть, внутри кто-то прячется.

Симба услышал слова зайца и, желая обмануть Сунгуру, прорычал:

— Здравствуй!

Заяц затрясся от смеха:

— Ого, Симба, ты спрятался в моей хижине, видать, хочешь меня слопать? Ну и глупец же ты. Где это видано, чтобы хижина умела разговаривать!

Лев понял, что снова попал впросак.

— Погоди, противный заяц, я до тебя доберусь.

— Долго ждать придется,— весело воскликнул Сунгура.

Он бросился в лес, Симба — за ним. Но разве угнаться старому льву за проворным зайцем? Лев быстро устал.

— Опять этот пройдоха Сунгура обхитрил меня. Надоел он мне, не буду с ним больше связываться.

С этими словами Симба пошел к своему дому неподалеку от большого тыквенного дерева.

 

Поделитесь с нами впечатлениями