О ненасытной утробе

О ненасытной утробе

Сказка о ненасытной утробеЖил однажды на свете, далеко за морем-океаном, а может, и того дальше один бедняк со своей женой. Всего-то и было у них что три дочки да поросенок. От­кормили они того поросенка как следует, или, как са­ми они говорили, утробу поросячью набили, да так, что на спине у поросенка жирок с два пальца нарос, да и закололи его. Мясо коптиться поставили, а потроха повесили на чердаке, на самой верхней балке, на обрешетину. Разделил бедняк поросятину на пятеро ртов, и каждому досталось по кусочку всего с ягоду-клубничину. Съели они и мясо, и голову поросячью вместе с пятачком — все подобрали подчистую. Захотелось раз бедной женщине потрошка попробовать, вот и говорит она старшей дочери:

— Полезай-ка ты, дочка, на чердак, достань с верх­ней балки поросячью утробу, я из утробы той похлебку сварю.

Послушалась старшая дочка. Поднялась она на чер­дак, а как собралась потроха снимать, с балки порося­чью утробу срезать, поросячья утроба и говорит стар­шей дочке:

— Ну, старшая дочка, я тебя сейчас — ам-м! — и проглочу!

Утроба та не шутки шутила, а взяла и впрямь про­глотила старшую дочку.

Ждут-пождут в доме Девицу, скоро ли та придет, поросячью утробу им принесет. Да видят, и сама она не идет, и поросячью утробу им не несет. Вот и говорит жена бедняка средней дочери:

— Полезай-ка ты, дочка, на чердак, скажи своей старшей сестрице, пусть сама идет и поросячью утробу с собой несет.

Поднялась тогда на чердак средняя дочка, направо глядит и налево глядит, а старшей сестры нигде не ви­дать. Тут подходит она к печной трубе, хочет с балки поросячью утробу срезать, а та и говорит средней дочке:

— Ну, средняя дочка, сестрицу твою я проглотила, а теперь и тебя — ам-м! — проглочу!

Как сказала ненасытная утроба, так и сделала, вмиг проглотила среднюю дочку и не поперхнулась даже.

Сидит бедняцкая жена, ждет не дождется обеих до­черей. Как стало ей уже ждать невтерпеж, говорит она своей младшей дочери:

— Полезай-ка ты, доченька, покличь своих старших сестриц; не иначе как эти бесстыдницы сушеной виш­ней лакомятся, ягодку по ягодке клюют, вот и замеш­кались.

Едва поднялась на чердак младшая дочка, а нена­сытная утроба уже говорит ей:

— Сестриц твоих, старшую да среднюю, я прогло­тила, а сейчас и тебя — ам-м! — проглочу!

И проглотила ненасытная утроба и младшую дочку.

Ждет-пождет жена бедняка и знать не знает, где это дочки ее так долго запропастились. Полезла сама на чердак, а с собой прихватила скалку, хотела той скалкой дочек по спине отходить, чтобы впредь по­слушнее были. Едва успела она залезть на чердак, а не­насытная утроба и говорит ей:

— Дочек твоих я всех трех проглотила, а теперь и тебя — ам-м! — проглочу!

И проглотила ненасытная утроба беднякову жену, да так ловко, что и мизинца от нее не осталось.

Час за часом идет, невтерпеж бедняку стало ждать жену да дочек, вот и полез он на чердак. Едва подошел бедняк к печной трубе, а ненасытная утроба и говорит ему:

— Дочек твоих всех и жену твою я проглотила, а теперь и тебя — ам-м! — проглочу!

Бедняк и глазом моргнуть не успел, как проглотила его ненасытная утроба. Да только веревка у бедняка была плохая, из кудели, где ей было выдержать этакую тяжесть — пятерых человек! Вот веревка возьми и обо­рвись, а ненасытная утроба на пол свалилась; только не­долго она лежала, с полу поднялась, да и покатилась; катится и катится, с приступки на приступочку переска­кивает, вот и докатилась ненасытная утроба до самой земли.

Едва она из калитки выкатилась, видит — навстречу ей косари идут, тут ненасытная утроба и косарей про­глотила всех до единого.

А сама все дальше катится себе, перекатывается. Глядит — по широкой дороге навстречу ей солдаты идут. Она и солдат этих, целый полк, проглотила вме­сте с ружьями и со всей амуницией. И дальше покати­лась, с боку на бок перекатывается.

Неподалеку, возле придорожной канавы, мальчон­ка-пастушок стадо свиней пас. Свиньи разбрелись кото­рая куда, а мальчонка-свинопас сидит себе у канавы и пастушьим ножиком складным хлеб отрезает да са­лом закусывает. Подкатилась ненасытная утроба прямо к пастушонку и говорит ему:

— Я, утроба, трех девчонок съела, отцом-матерью закусила, косарями заправилась, да по дороге еще полк солдат проглотила. А теперь и тебя — ам-м! — проглочу!

Только собралась ненасытная утроба пастушонка того проглотить, а складной-то ножик застрянь по­перек, и пропорол ненасытную утробу. И посыпа­лось из утробы людей видимо-невидимо, которые служивые, а которые простого звания. Каждый как вышел наружу, так и пошел, кому куда было надоб­но, а ненасытную утробу бросили валяться у придо­рожной канавы.

А не встреть ненасытная утроба малого пастушка да не изловчись он пропороть ее складным своим но­жичком, то и сказке бы моей конца не видать!

Поделитесь с нами впечатлениями